?

Log in

No account? Create an account
 
 
piter_book
20 April 2014 @ 01:34 pm
... Профессора литературы с Кубы говорили первому нобелевскому лауреату родом из Колумбии: «Сто лет одиночества» — необычайная книга, но она не предлагает решения». «Да, — отвечал им Маркес. — Для меня это догма. Мои книги описывают ситуации, они не должны предлагать решений».
Решения — в решебнике; у Маркеса — просто волшебство. Это к вопросу о том, что потерял литературный мир с его уходом. Он умел придавать очарование самой трагической истории — без него нам остались фантастика и апокалипсис . А это совсем не то же, что волшебство и трагедия. Это сочетание назвали магическим реализмом. Даже если особо не задумываться, понятно — налицо оксюморон. Маркес говорил, что учился писать у Франца Кафки, и научился — бесконечному возвращению к трагичности человеческой судьбы. Только вот ведь что получается: хоть как понимай «Превращение» — буквально или иносказательно, но мужчина не может превратиться в жука. И каждый читатель новеллы Кафки это осознает. В случае же с Маркесом ты как будто начинаешь видеть то, что раньше было скрыто от тебя тонкой завесой...
Читайте статью Софьи Вечтомовой в журнале "Питербук" -->>

Литография Александра Кабанина (Г. Г. Маркес. «Сто лет одиночества». СПб.: Вита Нова, 2006)